Шлейка разъемная для собак Rogz "Utility", цвет: оранжевый, ширина 1,6 см. Размер M

Шлейка разъемная для собак Rogz Utility, цвет: оранжевый, ширина 1,6 см. Размер MSSJ11DРазъемная шлейка для собак Rogz Utility со светоотражающей нитью, вплетенной в нейлоновую ленту, обеспечивает лучшую видимость собаки в темное время суток. Специальная конструкция пряжки Rog Loc - очень крепкая (система Fort Knox). Замок может быть расстегнут только рукой человека. Технология распределения нагрузки позволяет снизить нагрузку на пряжки, изготовленные из титанового пластика, с помощью правильного и разумного расположения грузовых колец, благодаря чему, даже при самых сильных рывках, изделие не рвется и не деформируется.Особые контурные пластиковые компоненты.Выполненные специально по заказу Rogz литые кольца гальванически хромированы, что позволяет избежать коррозии и потускнения изделия. Рекомендуемые породы, для которых подходит шлейка: мопс,джек рассел терьер, миниатюрный пудель. Обхват груди собаки: 32-52 см. Обхват шеи собаки: 26-40 см. Разъемная шлейка для собак Rogz "Utility" со светоотражающей нитью, вплетенной в нейлоновую ленту, обеспечивает лучшую видимость собаки в темное время суток. Специальная конструкция пряжки Rog Loc - очень крепкая (система Fort Knox). Замок может быть расстегнут только рукой человека. Технология распределения нагрузки позволяет снизить нагрузку на пряжки, изготовленные из "титанового" пластика, с помощью правильного и разумного расположения грузовых колец, благодаря чему, даже при самых сильных рывках, изделие не рвется и не деформируется.Особые контурные пластиковые компоненты.Выполненные специально по заказу Rogz литые кольца гальванически хромированы, что позволяет избежать коррозии и потускнения изделия. Рекомендуемые породы, для которых подходит шлейка: мопс,джек рассел терьер, миниатюрный пудель. Обхват груди собаки: 32-52 см. Обхват шеи собаки: 26-40 см.

Подробнее >>>


Шлейка разъемная для собак Rogz "Utility", цвет: оранжевый, ширина 1,6 см. Размер M

Жук-олень, Мир деревянных игрушек

Жук-олень, Мир деревянных игрушекДеревянные модели<br>Развивать свои способности ребенок может, играя! Специально для любящих творчество и интересующихся животным миром были разработаны эти 3D-пазлы. Из них получаются красивые очень реалистичные фигуры, которые могут стать украшением комнаты.<br>Собирая их, ребенок будет учиться соотносить фигуры, развивать пространственное мышление, память и мелкую моторику. А раскрашивая готовое произведение, дети научатся подбирать цвета и будут развивать художественные навыки. Этот набор произведен из качественных и безопасных для детей материалов.<br><br>Дополнительная информация:<br><br>материал: дерево;<br>элементы: пластины с деталями для сборки;<br>размер пластины: 23 х 18 х 1 см.<br><br>3D-пазл Жук-олень от бренда Мир деревянных игрушек можно купить в нашем магазине.<br>Ширина мм: 350; Глубина мм: 30; Высота мм: 225; Вес г: 135; Возраст от месяцев: 36; Возраст до месяцев: 144; Пол: Унисекс; Возраст: Детский; SKU: 4969004; Деревянные модели
Развивать свои способности ребенок может, играя! Специально для любящих творчество и интересующихся животным миром были разработаны эти 3D-пазлы. Из них получаются красивые очень реалистичные фигуры, которые могут стать украшением комнаты.
Собирая их, ребенок будет учиться соотносить фигуры, развивать пространственное мышление, память и мелкую моторику. А раскрашивая готовое произведение, дети научатся подбирать цвета и будут развивать художественные навыки. Этот набор произведен из качественных и безопасных для детей материалов.

Дополнительная информация:

материал: дерево;
элементы: пластины с деталями для сборки;
размер пластины: 23 х 18 х 1 см.

3D-пазл "Жук-олень" от бренда "Мир деревянных игрушек" можно купить в нашем магазине.
Ширина мм: 350; Глубина мм: 30; Высота мм: 225; Вес г: 135; Возраст от месяцев: 36; Возраст до месяцев: 144; Пол: Унисекс; Возраст: Детский; SKU: 4969004;

Подробнее >>>

Шорты

Шорты6B220002M/39665N/7000WСтильные мужские джинсовые шорты oodji изготовлены из хлопка. Шорты средней посадки застегиваются на пуговицы. На поясе имеются шлевки для ремня. Спереди модель дополнена двумя втачными карманами и одним небольшим накладным кармашком, а сзади - двумя накладными карманами. Модель оформлена эффектом потертости и перманентными складками.Стильные мужские джинсовые шорты oodji изготовлены из хлопка. Шорты средней посадки застегиваются на пуговицы. На поясе имеются шлевки для ремня. Спереди модель дополнена двумя втачными карманами и одним небольшим накладным кармашком, а сзади - двумя накладными карманами. Модель оформлена эффектом потертости и перманентными складками.

Подробнее >>>






Журнал "Урал" № 3, 2016

Журнал Урал № 3, 2016Периодические издания<br>Вышел третий номер Урала. Наступила весна. Хочется читать и писать стихи. Поэтому в номере целых две поэтических рубрики: Поэзия и Граф Хвостов. Авторами в них выступают Александр Калужский, Лера Манович, Людмила Цедилкина, Валентина Костарева и Татьяна Мартьянова.<br>Главный герой повести Георгия Панкратова Лунный кот совсем не кот, а учитель. Разочаровавшийся в современной столичной жизни, глубоко чуждой ему идеологически и эстетически, он переезжает в Нижний Новгород. Там ему тоже не очень понравилось, возникли проблемы с трудоустройством, он пьёт много водки, но это не помогает. Однако не следует думать, что перед нами реалистическое произведение с сильной социальной составляющей. Далее начинается такой мистический триллер, что и описать нельзя. Во всяком случае, описать в нескольких фразах - недаром автору на это потребовался гораздо больший объём текста. И много дней, на протяжении которых разворачиваются удивительные события. Повесть, а точнее записки волонтёра Ангелины Злобиной Окский также построена в форме дневника, но настроение там куда более светлое. Потому что там лето, заповедник, уход за дикими животными и дикими птицами, огород, рыбалка, песни под гитару. Практически идиллия. Рассказ Елены Кухаревой Дом отдыха Залесье тоже мог бы стать идиллией - любовники в доме отдыха - но не получилось. Действие рассказа Игоря Вереснева Минус двое происходит на Украине в 2014 году. Происходит там много чего, - события на Майдане, столкновение разных точек зрения и вооруженных людей, но ничем хорошим, как нетрудно догадаться, рассказ не заканчивается. В рассказах Сергея Луцкого, объединенных общим названием Оборзевший салага Петрищев, представлен полный набор впечатлений от службы в Советской Армии: офицеры, старшины, дедовщина, наряды, караулы, самоволки, трибунал, дисбат, но также и хлеборезку, и ночные пирушки, и труднодоступные и потому особенно вожделенные женщины, равно как и книги. В общем, всё как у людей, но живо и энергично.<br>В рубрике Почти без вымысла - миниатюры Сергея Платона Не дает ответа… Здесь и короткие зарисовки нашей действительности - забавные или тревожные, и то, что называется былое и думы; и картины прежнего Свердловска и современного Екатеринбурга. <br>В разделе драматургии - пьеса Егора Черлака Три любви. Точнее, не просто пьеса, а Ожидание в двух действиях. В одном доме собрались несколько женщин. Они готовят еду, накрывают на стол - ждут. Они ждут своих любимых мужчин, но, находясь в одном доме, живут совсем в разных временах.<br>Краеведение в этом номере представлено Записками на подошвах Вячеслава Запольских. Здесь излагается история Кына и Кыновского завода. Многие ли знают про Кын? А также про Шубино, Неволино, Очёр и многие другие места Пермского края. А надо знать, ведь недаром местные жители говорят: Кын - почти что Крым. Автор знает, и щедро делится своим знанием с читателями.<br>Вспоминая Валентина Распутина, редакция Урала публикует статьи Романа Сенчина Драма Валентина Распутина и Юлии Подлубновой Хрупкость и жесткость. А Николай Предеин выступил автором очерка Владимир Кравцев, поэт театрального пространства: название говорит само за себя. <br>На Книжной полке рецензии Андрея Расторгуева на книгу Елены Ленковской Сокровища Рифейских гор: О традиционных уральских художествах - детям и взрослым, Александра Котюсова на роман Марии Ануфриевой Карниз и Ларисы Сониной на сборник стихотворений Ивана Попова Сказки Синего Ника.<br>Александр Кузьменков в Чёрной метке рассматривает 18+, или Последний аргумент Эдуарда Тополя. Сам Тополь определяет свое произведение как шпионско-эротический триллер, однако Кузменков категорически не советует верить автору на слово и предлагает другой образ: 320-страничный ноктюрн на флейте фаллопиевых труб. Критик упоминает о благодарности, которую автор в предисловии выносит редактору книги и замечает: За знакомство с текстом подобного качества не благодарить - доплачивать надо…<br>Сергей Беляков в рубрикеНа литературном посту пишет о романе Валерия Залотухи Свечка. Статья названа Исповедь советского интеллигента, а смысл ее сводится к тому, что двухтомный роман - авторская исповедь, бескомпромиссная и очень субъективная. Поэтому и насквозь политизированная, вплоть до пейзажа. Главный герой романа последовательный антисоветчик, впоследствии русофоб. Хотя в романе много героев, он, в сущности, монологичен. Других точек зрения автор не допускает. Критик заключает: Не берусь судить, как отнесётся к Свечке читатель. Воздействие романа сильнее там, где проповедь уступает место искусству. <br>Объектом рассмотрения Сергея Сиротина в Иностранном отделе стал роман Джумпы Лахири Низина. Главная тема этой книги - опыт индийских эмигрантов в Америке. Книга Джумпы Лахири получила ряд восторженных отзывов в ведущих американских периодических изданиях. По мнению критика, роман воспринимается как намеренная уступка читательским вкусам американской публики. Вывод: Низина - это типичная ровная работа. Вряд ли она войдет в золотой фонд книг об Индии или США.<br>В рубрике Слово и культура - эссе Юрия Казарина Волчьи изумруды. Волчьи изумруды - это северное сияние, потому что многое из описанного здесь происходит на Кольском полуострове, в дисбате. Автор пишет о, мягко говоря, суровом быте в этом учреждении; о том, как самому сделать гитару, о песнях, которые там пели, о любимых стихах. Фигурируют также Д. Хармс и Юз Алешковский, Павел Васильев и Петр Чейгин, Ольга Берггольц и Ольга Седакова, Мандельштам и Пастернак.<br>Периодические издания
Вышел третий номер "Урала". Наступила весна. Хочется читать и писать стихи. Поэтому в номере целых две поэтических рубрики: "Поэзия" и "Граф Хвостов". Авторами в них выступают Александр Калужский, Лера Манович, Людмила Цедилкина, Валентина Костарева и Татьяна Мартьянова.
Главный герой повести Георгия Панкратова "Лунный кот" совсем не кот, а учитель. Разочаровавшийся в современной столичной жизни, глубоко чуждой ему идеологически и эстетически, он переезжает в Нижний Новгород. Там ему тоже не очень понравилось, возникли проблемы с трудоустройством, он пьёт много водки, но это не помогает. Однако не следует думать, что перед нами реалистическое произведение с сильной социальной составляющей. Далее начинается такой мистический триллер, что и описать нельзя. Во всяком случае, описать в нескольких фразах - недаром автору на это потребовался гораздо больший объём текста. И много дней, на протяжении которых разворачиваются удивительные события. Повесть, а точнее записки волонтёра Ангелины Злобиной "Окский" также построена в форме дневника, но настроение там куда более светлое. Потому что там лето, заповедник, уход за дикими животными и дикими птицами, огород, рыбалка, песни под гитару. Практически идиллия. Рассказ Елены Кухаревой "Дом отдыха "Залесье" тоже мог бы стать идиллией - любовники в доме отдыха - но не получилось. Действие рассказа Игоря Вереснева "Минус двое" происходит на Украине в 2014 году. Происходит там много чего, - события на Майдане, столкновение разных точек зрения и вооруженных людей, но ничем хорошим, как нетрудно догадаться, рассказ не заканчивается. В рассказах Сергея Луцкого, объединенных общим названием "Оборзевший салага Петрищев", представлен полный набор впечатлений от службы в Советской Армии: офицеры, старшины, дедовщина, наряды, караулы, самоволки, трибунал, дисбат, но также и хлеборезку, и ночные пирушки, и труднодоступные и потому особенно вожделенные женщины, равно как и книги. В общем, всё как у людей, но живо и энергично.
В рубрике "Почти без вымысла" - миниатюры Сергея Платона "Не дает ответа…" Здесь и короткие зарисовки нашей действительности - забавные или тревожные, и то, что называется былое и думы; и картины прежнего Свердловска и современного Екатеринбурга.
В разделе драматургии - пьеса Егора Черлака "Три любви". Точнее, не просто пьеса, а "Ожидание в двух действиях". В одном доме собрались несколько женщин. Они готовят еду, накрывают на стол - ждут. Они ждут своих любимых мужчин, но, находясь в одном доме, живут совсем в разных временах.
Краеведение в этом номере представлено "Записками на подошвах" Вячеслава Запольских. Здесь излагается история Кына и Кыновского завода. Многие ли знают про Кын? А также про Шубино, Неволино, Очёр и многие другие места Пермского края. А надо знать, ведь недаром местные жители говорят: "Кын - почти что Крым". Автор знает, и щедро делится своим знанием с читателями.
Вспоминая Валентина Распутина, редакция "Урала" публикует статьи Романа Сенчина "Драма Валентина Распутина" и Юлии Подлубновой "Хрупкость и жесткость". А Николай Предеин выступил автором очерка "Владимир Кравцев, поэт театрального пространства": название говорит само за себя.
На "Книжной полке" рецензии Андрея Расторгуева на книгу Елены Ленковской "Сокровища Рифейских гор: О традиционных уральских художествах - детям и взрослым", Александра Котюсова на роман Марии Ануфриевой "Карниз" и Ларисы Сониной на сборник стихотворений Ивана Попова "Сказки Синего Ника".
Александр Кузьменков в "Чёрной метке" рассматривает "18+, или Последний аргумент" Эдуарда Тополя. Сам Тополь определяет свое произведение как "шпионско-эротический триллер", однако Кузменков категорически не советует верить автору на слово и предлагает другой образ: "320-страничный ноктюрн на флейте фаллопиевых труб". Критик упоминает о благодарности, которую автор в предисловии выносит редактору книги и замечает: "За знакомство с текстом подобного качества не благодарить - доплачивать надо…"
Сергей Беляков в рубрике"На литературном посту" пишет о романе Валерия Залотухи "Свечка". Статья названа "Исповедь советского интеллигента", а смысл ее сводится к тому, что двухтомный роман - авторская исповедь, бескомпромиссная и очень субъективная. Поэтому и насквозь политизированная, вплоть до пейзажа. Главный герой романа последовательный антисоветчик, впоследствии русофоб. Хотя в романе много героев, он, в сущности, монологичен. Других точек зрения автор не допускает. Критик заключает: "Не берусь судить, как отнесётся к "Свечке" читатель. Воздействие романа сильнее там, где проповедь уступает место искусству".
Объектом рассмотрения Сергея Сиротина в "Иностранном отделе" стал роман Джумпы Лахири "Низина". Главная тема этой книги - опыт индийских эмигрантов в Америке. Книга Джумпы Лахири получила ряд восторженных отзывов в ведущих американских периодических изданиях. По мнению критика, роман воспринимается как намеренная уступка читательским вкусам американской публики. Вывод: "Низина" - это типичная ровная работа. Вряд ли она войдет в золотой фонд книг об Индии или США".
В рубрике "Слово и культура" - эссе Юрия Казарина "Волчьи изумруды". "Волчьи изумруды" - это северное сияние, потому что многое из описанного здесь происходит на Кольском полуострове, в дисбате. Автор пишет о, мягко говоря, суровом быте в этом учреждении; о том, как самому сделать гитару, о песнях, которые там пели, о любимых стихах. Фигурируют также Д. Хармс и Юз Алешковский, Павел Васильев и Петр Чейгин, Ольга Берггольц и Ольга Седакова, Мандельштам и Пастернак.


Подробнее >>>

Ядрин, Южный, Ишим, спб Калининский, Мезень, Грязовец, спб Василеостровский, Кронштадт, Оленегорск, Ростов-на-Дону, Луга, Ильский, Студенческая, Сестрорецк, Митино, Дорогобуж, Малоархангельск, Нижний Новгород Луч, Вичуга, Ельня, Рязановское, Южноуральск, Фрязино, Восточное Измайлово.